Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:44 

А что у нас вчера бы-ыло...

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Никогда, никогда не забывайте про готовящуюся на плите еду. Никогда, никогда не лейте воду в раскалённое масло. А, да - и не оставляйте детей младше 20 лет без присмотра.
Короче. Брат решил приготовить картошку фри. Поставил кастрюльку с подсолнечным маслом на плиту и сел смотреть телевизор. Спиной к плите. Дальше понятно, да?
Слышу из кухни какие-то подозрительные вопли. На всякий случай бегу туда. Брат стоит посреди кухни, в руках - кастрюлька, в кастрюльке весело танцуют языки пламени.
Я, совершенно спокойно, не теряя присутствия духа и рассудка, набираю в чашку воды из-под крана и аккуратно опрокидываю в кастрюльку.
Результат можно описать примерно так. Ба-бах!!! Взрыв! Столб огня! Искры! А-а-а-а!!
Тут надо сказать, что в любых, даже самых тяжёлых обстоятельствах, какая-то часть моего сознания равнодушно, словно со стороны, наблюдает за происходящим, тщательно фиксируя всё интересное. Даже когда я в полной истерике (да, бывает и такое), бесстрастный голос в голове бубнит: "Та-ак... Дыхание затруднено. Сердцебиение участилось. Из глаз текут слёзы. Лицо искажено. Тело свершает непроизвольные судорожные движения. Наблюдаются негативные эмоции, в частности - гнев, горе и чувство бессилия..."
Так и в этот раз - какой-то частью сознания я с любопытством наблюдала за собой и, по возможности, тщательно фиксировала свои реакции на происходящее. Реакции были такие.
В ту же секунду, как фонтан пламени выплеснулся в потолок, я пулей вылетела из кухни (иногда инстинкт самосохранения работает не хуже реактивного двигателя). Оказавшись снаружи, я дико заорала, едва не сорвав и без того слегка простуженные голосовые связки:
- Бегите отту-у-уда-а-а! БЕГИТЕ, СВОЛОЧИ, беги-и-ите!!!
Гэндэльф, блин.
Самое приятное для меня в этой ситуации, что настоящего мата не прозвучала, хотя вряд ли я в тот момент контролировала свои слова. А самое интересное - что никаких сволочей, кроме брата, в кухне на тот момент не было.
У брата скорость реакции оказалась не хуже, чем у меня. Он немедленно отшвырнул злополучную кастрюльку подальше от себя (как потом выяснилось, она улетела под стол), отбежал на несколько шагов назад, в противоположном направлении от выхода, врезался спиной в окно, потом сориентировался и очень быстро выскочил из кухни вслед за мной.
Через несколько секунд у меня наступил эмоциональный откат. Я убедилась, что ни одна сволочь серьёзно не пострадала, после чего почувствовала во всём организме дикую слабость. Я стала растерянно шататься по прихожей ("шататься" - в прямом смысле слова), потом рухнула на диван и засмеялась.
Между тем в кухне всё так заволокло дымом, что не было видно потолка. Возгорания не наблюдалось, но дым быстро распространялся по квартире. Мы с мамой сориентировались в ситуации и бросились открывать все окна.
Надо сказать, что мама тоже была свидетельницей происшествия, но с безопасного расстояния - через дверь кухни. Реакция была примерно такая же, как у меня, но послабее.
Открыв окна, мы эвакуировали всех, кто был в доме, включая котов, в мамину комнату - она была далеко от кухни и почти не задымилась - и закрыли изнутри дверь.
Дети сразу же прилипли к маминому компьютеру и приготовились весело провести время за компьютерными играми, но мама попросила их освободить её рабочее место, и они перешли на мой ноутбук. Вот почему я не написала о происшествии вчера, по горячим следам.
По результатам события выходит следующее. В плюсах: все присутствующие получили ценный и незабываемый опыт. В минусах: у брата рука, которой он держал кастрюльку, теперь покрыта красивыми волдырями; потолка в кухне больше нет - то есть он есть, конечно, но вот декоративное покрытие расплавилось целиком и висит готическими соплями; половина горшочных растений в кухне превратилась в почерневшие трупики, и реанимировать их вряд ли получится; пластиковая плёнка на дверцах кухонного шкафчика для посуды оплавилась, сползла вниз и повисла над раковиной; тюлевые занавески - обгорели и частично расплавились, белые тканевые шторы теперь уже не белые; люстра густо покрыта копотью; под столом, куда упала брошенная кастрюлька, теперь аккуратный чёрный круг на полу; характерный запах дыма и горелых полимеров выветрится хорошо если за несколько дней. Ах, да - ещё мягкий пакет с молоком на столе расплавился. И треть бутылки подсолнечного масла пропали зря.
Ночью мы сидели в маминой комнате, спасаясь от ядовитого дыма, обсуждали происшествие, хихикали и вели философские разговоры, типа такого:
Я: Столько времени такое покрытие на потолке делают - а расплавить можно за секунду...
Брат (не отрываясь от компьютера): Ага, так можно про что угодно сказать. Сколько времени Тадж-Махал строили, а взорвать его можно за секунду. Ба-бах - и нет Тадж-Махала.
Мама, грустно: Сколько времени человека растить надо, а случится что-нибудь, выстрелят в него...
Мы надолго задумались. А потом кто-то вспомнил, что сегодня восьмое марта.
- О, кстати, - сказал брат, - с Восьмым марта!
Ну, спасибо, братик. Огромное тебе спасибо за поздравление. :D

@темы: истории из жизни

21:30 

Про идентичности

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Прочитала в одном интересном блоге текст про такое понятие в психологии - "идентичности". Цитата оттуда:


"Идентичность - это то, что делает тебя тобой и отличает тебя от других, и только. Их может быть куча, туча или горка штук, главное, чтобы тебе хватало. Их можно менять, если старые стерлись или перестали тебе подходить по размеру или функционально. Идентичность - это "я есть, и я знаю это, потому что..."
Их можно заказывать в магазине комплектом - (живущие в "хилтон", ездящие на "роллс-ройсах", пишушие "паркером", носящие "Сваровски", те, кто ест в "Якитории" ), или создавать авторские - ("я - единственный, кто выжил после вакцины ХХХ, которую перепутали с гаммаглодбулином и ввели школьникам в Уфе", "я родился на пароме, который шел из Финлядндии в Швецию, прямо на палубе", "у меня один глаз голубой, другой коричневый", "мой папа-турецкоподданный" ).
Идентичность можно сделать из шрама или из фамилии, из навыка (один умеет шевелить ушами, другой - "пускать блинчики" камешком по воде) или из физиологической особенности (один способен разжевать стакан и не порезаться, другой не может есть макароны и кашу), из национальности (евреям в СССР 70-е это особенно хорошо удавалось, им власти старательно помогали) или из группы крови, из вещи, случайно попавшей в руки (владелец картонов Энгра уж точно в своей уникальности не сомневается, имеет право) или из судьбы близких (отец гения или жена инвалида - это тоже идентичность).
Главное - чтобы ты признавал это тем, что отличает тебя от твоего окружения и тем, что ты можешь предъявить другим так, чтобы они по этому признаку узнали тебя и отреагировали на тебя так, как тебе нужно".


Задумалась.
А какие идентичности есть у меня?
Получился примерно такой списочек:




23:12 

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Сейчас мой мозг способен удержать в себе не больше трёх мыслей. Например, таких:
"Горлоболитгорлоболитболитболит..."
"Толькобынебыловойнытолькобынебыловойны..."
"Почему качается пол?"

Всё, перехожу в спящий режим.

00:40 

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Поняла важную вещь о себе: у меня нет ни малейшего желания заниматься тем, что мне скучно. Если я это всё-таки пытаюсь сделать - результат обычно нулевой, а то и отрицательный.
Причём то, что было скучно вчера - сегодня может вдруг стать интересным. И наоборот.
Осталось только понять, как это контролировать.

10:36 

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Знамя новой революции - горящая покрышка.
Извините.

23:13 

Василиск и вулканец

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Проект "Кроме людей" - довольно интересная вещь. Если рассказывать очень коротко и очень упрощённо - дело там вот в чём: все люди делятся по типам, каждому типу даётся название какого-нибудь мифического существа или животного: эльф, гном, единорог, дракон, волк, лиса и т. д.
Важное преимущество этой типологии перед другими, например, перед соционической - простота запоминания.
Кроме того, типы выделялись на основании внимательных наблюдений за многими людьми, а не абстрактных представлений о природе человека.
Так вот. Читаю я про тип "Василиск". И, с первых же строчек, приходит узнавание: да это же Спок! Типичный Спок! Логичный, всегда (ну, почти всегда) действующий по правилам, мужественный, "с другой планеты"...
И только при чтении предпоследнего абзаца до меня доходит, что... (спойлер)
Собственно, текст. Я не удержалась и скопировала его целиком:

читать


P.S. Ссылки на проект "Кроме людей": блог, в котором автор всё выкладывает: http://knjazna.dreamwidth.org/
И оглавление проекта: http://good-skills.ru/kromeludei.html

19:55 

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Я многократно обещала себе, что брошу писать стихи. Но недавно у меня в руках случайно оказались бумага и шариковая ручка, и вот - рецидив...



Не говорите мне, что жизнь моя - никчёмна:
я это знаю и без вас.
В ночи тысячезвёздной и огромной,
где звёзды - тонкий звон, а темнота - как бас -
осторожно: под катом ещё 12 (!) четверостиший

@темы: колокольчики головного мозга

10:11 

Очаровательное видео по "Звёздным войнам"

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Всё-таки Щербаков удивительно многогранен.




09:57 

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Допустим, хочется мне порисовать. Беру карандаш, бумагу - и думаю: что бы мне такого нарисовать? Думаю-думаю, и ничего в голову не приходит. В итоге получаются бессмысленные каракули или кривые узорчики.
Или, например, хочу нарисовать кошку. Рисую, рисую... А кошка не получается. И мордочка не такая, и лапки корявые, и хвост не из того места растёт.
С литературным творчеством всё то же самое. Или - бессмысленный поток сознания. Или - наивный, кривой по стилю текст, и совершенно непонятно, как его улучшить.
Забавно, что я и рисую, и сочиняю всякие истории почти столько же, сколько себя помню. Вроде бы должен хоть какой-то опыт накопиться. А фиг, ничего подобного. И то, и другое получается ненамного лучше, чем десять лет назад.



@музыка: Михаил Щербаков - То, что хотел бы я высказать...

22:12 

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Значит, так. О моих планах на этот дневник, коротко.
Сделать из него "мусорную корзину" для эмоций и прочей фигни не получилось, да и необходимость в этом отпала. Это не значит, что я не буду писать всякую фигню - под тэгами "всякая фигня" и "колокольчики головного мозга".
А что я ещё собираюсь писать? Ну, во-первых - продолжу работать над повестью. (Чёрт. Чтобы я ещё раз в такое ввязалась... Хочешь - не хочешь - а писать дальше надо, вроде бы как обязательство взяла).
Во-вторых - буду выкладывать Всякие Умные Мысли, которые приходят в голову. Поставлю для них тэг "всякие умные мысли".
В-третьих - я в ближайшем будущем займусь интересными литературными экспериментами. Чем именно - поясню отдельно.
И, наконец, хочу завести тэг "календарь". Суть в том, что я люблю набирать в поисковике сегодняшнюю дату и смотреть, какие в этот день произошли исторические события и кто родился.
Сегодня, например, день рождения Дэвида Герролда, американского фантаста. Даже юбилей: Герролд родился ровно 70 лет назад. Он, между прочим, сценарист некоторых серий Star Trek TOS.
Да, так вот. Под тэгом "самообразование" будет разная информация на интересующие меня темы.
Есть у меня ещё несколько идей, но о них - потом, когда получше оформятся.

@темы: планы на будущее

20:46 

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Играть в кого-то.
Играть кого-то.
В чём разница?

@темы: странные вопросы

18:32 

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Читала сегодня (в самообразовательных целях) статью про английские имена.
Оказывается, в англоязычных странах имя может быть фамилией, а фамилия - именем. Ну, вот, например - Фитцуильям Дарси. Фитцуильям в данном случае - имя, но вообще-то это фамилия, означающая "сын Уильяма". А Дарси - обычная дворянская фамилия ("тот, кто родом из Арси"), но она может даваться и как личное имя - есть, например, футболист Дарси Блейк.
Представьте, если бы вас имя было Иванов или там Степанова? Так и написано было бы в паспорте: Степанова... (и ваша фамилия). Степанова Лимбург. Ха-ха-ха.

Вообще, в англоязычных странах нет законодательных ограничений на имена, можно назвать ребёнка любым словом. Одну девочку назвали Виста Авалон, в честь Windows Wista. Или вот, например, мальчик в Новой Зеландии - по имени Number Syxteen Bus - Автобус Номер 16.

А в 17-18 веках распространилась мода на библейские и "благочестивые" имена. Англия стала протестантской страной, католические святцы были с негодованием отвергнуты - откуда теперь брать имена? Стали использовать ветхозаветные: Сэмюэл (Самуил), Эбрахам (Авраам), Сара, Бенджамин (Вениамин), Дебора (Девора), Инек (Енох)...
Вообще, интересный момент - как одни буквы превращаются в другие. Это ведь не хаотично происходит (есть такие люди - "наивные этимологи", так они вам в два счёта докажут, что слово "грех" произошло от слова "яблоко", и не спрашивайте меня, как), не хаотично, а по определённым законам. Звук "ф" иногда может преобразовываться в звук "т". Имя Томас происходит от имени Фома, Теофил - от Феофил, Тамара от... хм... догадайтесь сами.

Самое интересное - это, конечно, "благочестивые" имена. Те пуритане, которым библейских источников было мало, стали придумывать имена сами: Черити (благотворительность), Честити (непорочность), Верити (истина), Мерси (благотворительность).
Иногда перебарщивали: как вам имя - Эверластинг-Мерси (Бесконечное-Милосеридие). Или вот ещё имечко. Obadiah-bind-their-kings-in-chain-and-their-nobles-in-arons Needham. перевод Насколько я понимаю, это имя - цитата из библии.
М-да. А я тогда - И-Увидел-Её-Иуда-И-Почел-Её-За-Блудницу-Потому-Что-Она-Закрыла-Лицо-Своё. Классное имя было бы.

Очень интересный сайт про европейские имена: kurufin.ru/

@темы: самообразование

19:04 

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Окончательно убедилась, что попытка сойти с ума не удалась, с чем себя и поздравляю.
Люди, я больше не буду делать вид, что говорю только сама с собой.

08:02 

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Что есть слово?
Что суть слова?

@темы: странные вопросы

00:16 

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Фамарь за один день прочла "Морского ястреба" Саббатини. Двести тридцать три страницы in folio. И не пожалела об этом. Потому что финальная сцена... Точнее, предфинальная (потом там ещё была сцена с девушкой, но это уже неинтересно). Фамарь не разрыдалась, но была очень близка к этому.
Я скопирую этот отрывок полностью, хорошо? Внимание: жуткий спойлер.

вас предупредили

По здравому размышлению, прихожу к заключению, что Лал всё-таки сволочь. Что, конечно, не отменяет моего восторга перед этой сценой.
И ещё - просто небольшой фрагмент диалога из той же книги. ИМХО, лучшая цитата о вере:

развернуть

@музыка: Палатка в облаках

@настроение: я так давно родился...

@темы: книжки

21:18 

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Фамарь вылезла из глубочайшего душевного кризиса. Уже давно. И теперь пишет сказку. Уже давно. А сказка что-то всё не пишется.
Фамарь учится смотреть на жизнь веселее и шутить над собой. Иногда получается.

"И хочется однажды разгуляться,
разговориться, выговорить правду,
Послать хандру - к туману, к бесу, к ляду,
Взять за руку кого-нибудь: "Будь ласков, -
сказать ему, - нам по пути с тобой".

Это Мандельштам.

Хотела тут ещё вставить песенку, которую я люблю НЕ за то, что она про дружбу. Но надо сначала разобраться, как звук вставляется, а времени нет. Так что вот - ссылка: www.audiopoisk.com/track/aleksandr-dulov/mp3/ob... Но если не любите авторскую песню и бардов - лучше туда не ходить.

"Быть может, если будем живы,
мы вспомним как-нибудь потом,
как вызывающе красивы
мы были в дружестве своём!"

@настроение: Ура или не ура, вот в чём вопрос.

@темы: лытдыбр

02:30 

Просто так

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Моя рука обречена беспомощно метаться над бумагой, не в силах достичь ни мастерства, ни лёгкости и изяществ линий. Может быть, это и к лучшему.
О чём рассказать? О том ли, что жизнь одного человека слишком коротка? Наверное, логичнее было бы прожить её с кем-то вдвоём.
Но я прячу лицо в ладонях, я прячусь от мира, мне никто не нужен.

Небо опять было серебрянным. Два солдата - юноша и девушка - одинаково запрокинули головы и смотрели в чужое небо. Первые капли дождя.
Друг мой, просто поверь: мы бессмертны. Смерти нет. Мы не вернёмся с войны, но, если ты будешь верить - в последний миг своей жизни увидишь белую лестницу.
- Лучше уж белую реку, и жёлтую лодку. Или, может быть, зелёную палатку...
- Пусть будет по-твоему.

А утром трава стала голубой от инея, и Каме было чертовски холодно. Кама на четверньках выбралась из палатки, встала, изо всех сил выпрямила плечи, посмотрела вверх.
Боги, боги, куда же я иду. Зачем я туда иду?
У Камы коротко подстриженные волосы, чуть тронутые сединой, хотя ей нет ещё и тридцати. У многих на той войне голова засеребрилась раньше времени. Какая разница? Снявши голову, по волосам не плачут - есть такая пословица в одной северной стране.
Небо над степью всю ночь горело ледяными искрами.
Машинально сунув руки в карманы куртки, Кама левой рукой нащупывает что-то небольшое и слегка пушистое. Вытаскивает, подносит к глазам - и не может сдержать улыбки - трещинки на губах сразу начинают болеть.
Это фигурка маленького зверька с белым, чуть голубоватым мехом. Шкурка со временем посерела и облезла, но ещё хранила остатки пушистости.
Фигурку песца Каме подарила когда-то девушка с лицом, покрытым шрамами, и с улыбкой - такой искренней и весёлой, будто солнечный свет ослепительной бледно-золотой полоской проступил между облаков. А от её смеха растаял бы иней на траве.
Нож за поясом, на плечах - рюкзак, впереди - степь. Песец - в кармане.

@настроение: Сестра моя, я не вернусь теперь с войны (с)

@темы: случайные образы

19:43 

О полётах

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Я продиралась сквозь заросли непонятно чего - крапива, полынь, ещё какие-то жёсткие высокие травы, кто их разберёт... Мёртвые, мокрые - осень, проклятая осень. Руки уже исцарапаны, опять, и рубашка порвана. А я всё шла, упорно проталкиваясь вперёд, и травы поддавались, трещали, их жёсткие стебли ломались.
Я не чувствовала ни холода, ни боли от царапин. Я могла думать только об одном - о том, что надо идти вперёд.
Заросли кончились, я вывалилась на открытое место - там был ручей с желтоватыми глинистыми берегами. Я остановилась, согнулась пополам, с трудом переводя дыхание.
Нельзя так волноваться. Нельзя поддаваться эмоциям.
Накрапывал мелкий дождик. Старые рябины, уже потерявшие все листья, стояли - мокрые и скрюченные, алые гроздья ягод блестели, как бусы.
Перед глазами засверкали огоньки. Всё. Можно уже никуда не торопиться.
Я подняла взгляд к тускнеющему небу. Там кто-то летел, взмахивая большими золотистыми крыльями. Человек? Летающий. Всё, приехали.

Стенки тоннеля были глинистыми и желтоватыми. Я выбралась наружу по деревянным брускам и оказалась среди кустов смородины - их листья почернели и скукожились.
Узкой тропинкой между кустов - на картофельное поле, пустое, широкое.

Хрустально-ледяным солнечным днём мы работали в поле, копали картошку. Старик, что работал рядом со мной, выбивался из сил, но держался, копал, складывал холодные грязные картофелины в мешок. Это было давно, очень давно. А может быть, недавно.

Аккуратно свернув и положив к стене спальный мешок, я спустилась по лестнице вниз. Старик ждал меня в холле, большом и светлом. Я подошла к нему, он качнулся мне навстречу. Мы обнялись.

- Мы умрём, да?
- Конечно. Однажды мы все умрём.
- Но до этого... Успеем ли мы хоть что-нибудь?
- Конечно, успеем. Накопаем несколько центнеров картошки для хозяев.
- Я не о том...
- Я знаю, что ты не о том. Но - что делать? Мы ведь с тобой - знаешь, кто? Мы пчёлки. Собираем мёд, всю жизнь собираем мёд. Бесполые, преданные своей королеве, которая любит один раз в жизни, а потом всю жизнь рожает. И, если кому-то из нас дано совершить героический поступок - ужалить врага, напавшего на родной, ..., улей, то это последнее, что он совершает. Потому что жало-то - одно...

- А что будет, если дойти до конца коридора?
- Проверь, если жить надоело.

Там был космический корабль. Честное слово, был. Настоящий.
А потом я выглянула в окно и увидела людей. Летающих. Понимаешь, это было окно в будущее. В будущем все летают. И мы с тобой будем летать. Понимаешь, для того, чтобы полететь, надо любить. Очень сильно. Чем сильнее любишь, тем выше летаешь. Мы полетим!
- Дурочка. Пчёлы не любят.
- Но пчёлы летают! И они золотые... И пушистые! От них пахнет летом и мёдом.

Соты. Старые, подгнившие. От них пахнет смертью.
- Видишь? Мы все умрём.

Но там было поле, всё в цветах...
- Прерия. Там была прерия.
- А разница? Да ты послушай! Ну и что, что сейчас осень? Мы будем жить, мы будем летать!
- Живи, солнышко. Лети.
- Подожди! Я помню. Я помню нас! В том времени мы были мальчиком и девочкой, и мы летали над лугом, заросшим цветами... Подожди, подожди, я всё поняла! Ты из будущего, да? Ты прилетел из будущего! Я тебя помню, мы играли в детстве. А потом ты вырос, состарился, и зачем-то вернулся сюда. Зачем? Здесь страшно, здесь нет будущего, здесь один путь - во тьму...
- Думай о хорошем, солнышко. У тебя это хорошо получается, лучше, чем у меня.

О хорошем... Что здесь хорошего? Разве что - тайны. Здесь столько леса, и столько кустов, и столько выскоих трав, здесь лабиринты узких тропинок, и можно идти, идти, можно свернуть с тропинки и продираться сквозь чащу. Можно разгадывать загадки, что-то искать, что-то находить. Главное, чтобы рядом был кто-то, кто, как и я, молод и наивен, и хочет разгадать все загадки, и мечатет научиться летать.

- Понимаешь, солнышко? Теперь - понимаешь?
Нет, не понимаю. Не хочу понимать.

Я стою на коленях среди зарослей высоких мёртвых трав, и смотрю в небо, а в небе летает-кружится сумасшедший паренёк - это не он ли тогда, пятнадцать лет назад, играл неразорвашимся снарядом, как мячиком? Это не он ли стоял на сцене и выл, изображая волка? Это не он ли сидел на больничной кровати, в белой рубашке, раскачиваясь из стороны в сторону? А теперь он летит. Только бы не упал.

И мы однажды полетим над прерией. Верь мне, пожалуйста. Верь мне.

@настроение: ...и тогда Сальери заплакал и умер в начале 19 века

@темы: случайные образы

23:30 

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
- Фамарь, ответь мне, пожалуйста, на один вопрос. Если ты напишешь фанфик...
- Я НИКОГДА не напишу фанфик.
- Что ты сразу за "капслок" хватаешься? Дай договорить. Если бы ты написала фанфик по "Звёздному пути", причём такой фанфик, чтобы он был полностью твой, чтобы он выражал тебя...
- В смысле?
- Чтобы в нём отразилось всё, что для тебя по-настоящему важно, чтобы он рассказывал о тебе больше, чем любая твоя запись в дневнике - о чём был бы этот фанфик? Каким бы он был, Фамарь?
- Хм... Дай подумать.

Первое слово - "дружба". Разумеется, дружба, а как же иначе? Если сердце моё живёт жаждой не любви - а дружбы, крепкой, сильной, настоящей - про что ещё может быть мой фанфик? Второе слово - это, конечно, "звёзды". Тысячи их над головой, тысячи их вокруг, триллионы триллионов их во вселенной. Но что-то закрывает их от меня, я забываю их, не слышу их пение... Третье слово - "музыка". Какая именно? Подожди-ка... Я вижу старого музыканта. Старого слепого музыканта. "О том, что снег и лёд над песнями не властны слепой певец поёт..." Четвёртое слово - снег. Холодно, холодно, бескрайняя ледяная равнина, нет - заснеженные сопки. По колено в снегу, по пояс, и нет уже сил идти, нет сил...
А ещё там должно быть про осенние листья. Здесь зима, а в другой части планеты - ещё осень, и жёлтые листья летят. "И снова, как в детстве далёком плывёт жёлтая лодка, падают жёлтые листья..." Конечно, должно быть про реку. Про долгое-долгое путешествие в лодке по реке, и шорох камышей, и скрип вёсел. И про детство, обязательно нужно что-то про детство. Про то, как мальчик и девочка стояли возле мусорного ящика, и мальчик осторожно водил смычком по скрипке, а девочка играла на флейте, и мелодия лилась в небо.
И про войну. Про то, как страшна война, сколько там бывает голода, холода, боли. Про гул самолётов, грохот взрывов, про бомбоубежище, где сбились старики и дети, они смотрят вверх, вслушиваются, а потом одна женщина начинает тихонько рассказывать ребёнку сказку - что-то про зайцев, какая у зайчиков мягкая шёрстка, как они скачут по лесу...
Лес, там обязательно должен быть лес. Огромный, чтобы идти по нему долго-долго. И костёр в лесу, и чтобы дым поднимался к звёздам.
И пещера. Там должна быть пещера, обязательно. А лучше - целое подземелье, лабиринт загадочных коридоров. В подземелье хорошо прятаться от врагов, если оно большое. Катакомбы.
Подполье. Революция. Да, там должно быть - про революцию? Про бессмысленный и беспощадный бунт одних, и про тихую, молчаливую, упорную борьбу других. Юноши с горящими глазами, лучезарные придурки, мечтатели с пистолетами, юные суровые девы с ножиками в карманах. И про то, как это всё больно и страшно, потому что власть - и вправду жестока. Власть не щадит лучезарных придурков, покрасовался в длинном плаще на фоне заката - и давай-ка в тюрьму, где грязный подвал, и вонючие тряпки, где тебя очень быстро сломают, и ты выдашь всех своих друзей - а может быть, и не выдашь, результат один: железный, битком набитый вагон, где пар от дыхания заполняет воздух, стук колёс, станция за много тысяч километров от родного города, колючая проволока, сапоги охранника, снег.
"Жить - это больно". Больнее всего - видеть несправедливость. Когда то-то виновен без вины, когда кого-то бьют и гонят, пинают, швыряют на снег или втаптывают в грязь - без всякой вины, лишь за то, что он другой. Даже если почти не бьют, а просто - гонят, отвергают, считают хуже других. Или когда кого-то жестоко мучают, когда наказание несоизмеримо с виной, слишком жестоко, слишком ужасно. Тогда у тебя крепнет чувство, что ты живёшь не в той вселенной, не в том времени.
Обязательно, обязательно нужно немного мистики, про параллельные вселенные, путешествия во времени, про двойников. И про пустые города.
А ещё нужны полёты. Не знаю уж, как лучше сделать: чтобы кто-то из героев вдруг обрёл фантастическую способность летать без каких-либо приспособлений, или чтобы им пришлось из подручных материалов построить маленький летательный аппарат, вроде старинного самолётика, и лететь, лететь по бескрайнему синему небу, прочь от беды, от зла.
И - внезапно - про животных. Чтобы там обязательно были какие-нибудь звери, волки, кошки, барсы - неважно, чтобы они оказались вдруг разумными и сначала отнеслись к героям недоверчиво, но потом чтобы помогли им.
Хорошо бы ещё как-то вместить сюда море, и пустыню, и бескрайний луг, нагретый жарким летним солнцем. И маленький дом на заросшем цветами берегу ручья. И холодное синее озеро в горах.
Дом, обязательно нужен дом. И вечер, глубокий вечер, высокая трава до самого окна, мёртвая, почерневшая - потому что осень. Мокрая. И кто-то стоит в траве всё и не решается постучать в окно.
И смерть. Надо, чтобы было что-то про смерть. Дождь над кладбищем, скользкая глина под ногами, заросшая могила.
Ещё про нестерпимую боль и нестерпимую быль. Про то, как сломленный войной человек не может найти своё место в этом мире, и дом для него - не приют. Про то, как след катастрофы тянется на много лет вперёд, до третьего, до четвёртого поколения. И сжимаешься в комок, и пытаешься замкнуться в себе, или наоборот - выпрямиться, что-то сделать, что-то изменить, но не можешь, потому что душа твоя слишком слаба, потому что твой дом - не дом. Боль, бессилие, разочарование. И - надежда на то, что ты всё-таки справишься, вырвешься, поднимешься над собой. И будет светлая дорога, вдаль уходящая, и высоко звёзды будут тихонько переговариваться друг с другом. Будет трудно, больно, страшно - но ты не остановишься, ты будешь идти вперёд. "Ведь ты - дитя Вселенной, не меньше, чем деревья и звёзды..." У тебя тоже есть своё предназначение, и ты его найдёшь, и выполнишь.
Нет, всего, что хотелось бы - не вместить.
Но главное, самое главное - там должна быть правда. Тяжёлая, слёзная правда, с ней совсем непросто, но надо её искать, надо добывать её, промывать тонны пустой породы, чтобы найти хоть несколько её крупинок. И однажды, когда всё остальное кончится, умрёт - она засияет ярче звёзд.
И загорится костёр между выскоих деревьев, и загорится широкая полоса Млечного пути над головой. Мы будем смеяться, шутить - как же без этого? И звёзды будут тихонько смеяться вместе с нами.

- Это всё один фанфик?
- Ну, надо было выразить себя, рассказать о главном, вот я и постаралась.
- Хм... А главных героев из "Звёздного пути" возьмёшь, так?
- Я уже сказала: я никогда не напишу фанфик.
- А это всё... Оно что же, так зря и пропадёт?
- Почему? Оно здесь, со мной. В моём сердце, в голове. Всегда, каждый день.
- Тебе бы роман написать....
- Возможно. Всё возможно.

@настроение: Остапа понесло

20:44 

- Какая у вас странная шпага, сэр... - Это арматура, сударь. (с)
Опять накопилось - опять надо выплёскивать. Блин. У меня ведь есть обычный, бумажный дневник, который я никому не показываю, но я в нём такие вещи не пишу, стесняюсь. А тут, в открытом доступе - можно, запросто. Логика, ты где? Немного успокаивает мысль, что меня всё равно никто не читает.
Я сегодня стояла на берегу, смотрела на светлое-светлое небо, на отражения мокрых осенних деревьев, а ветер шуршал жёлтыми листьями, и утки плескались в лесном пруду. Над бездной, люди, я сегодня стояла над бездной. Мне было страшно и одиноко, и я повторяла снова и снова: "Знаю, что ничего не знаю". Мир огромен и непостижим, огромен и непостижим, и поэтому...

Лес? Да, снова лес, но какой-то редкий, словно его наполовину вырубили, и некуда спрятаться. И реки стали слишком мелкими, не нырнуть, не уплыть, не уйти. И самолёты, самолёты гудят, значит - это опять война.
"Тише, тише..."
Лицо - ласковое, обрамлённое белым платком. Я в госпитале, я брежу, я умираю.
Чья-то рука держит мою руку, горячая такая рука, и мне больше не страшно.
Сон? Да, это сон.

Господи, как же хочется, чтобы кто-то взял за руку и не выпускал. Или чтобы кто-то положил руку на плечо. Хочется простых прикосновений, не жарких объятий и поцелуев - именно прикосновений, ладонь - в ладонь, плечо - к плечу. Больше ничего не нужно, правда.
Мне тепло рядом с вами, понимаете? Позвольте мне быть рядом и ни о чём не говорить. Мне трудно говорить, мне осень разъела горло, мой язык онемел, мне легче молчать. Просто быть рядом, слушать ваши слова, смотреть на лица, на руки, следить за вашими движениями, чувствовать это тепло. Мне хорошо с вами, мне радостно с вами, не прогоняйте меня. Позвольте просто быть рядом и молчать. Не думайте, что я не могу и не хочу отдавать что-то взамен - я всё сделаю для вас, поверьте, я жизнь отдам, если понадобится. Я всё отдам за это тепло, за ваше тепло. Позвольте быть рядом и молчать.

Вдох-выдох, всё хорошо. Это бездна, это обрыв, дальше уже ничего нет, совсем ничего. И меня там тоже нет. Я боюсь времени, я мучительно боюсь времени. В голове молоточком стучит: "Мне уже двадцать, мне уже двадцать!" Это страшно, страшно. Солько ни твердишь себе: отличный возраст, у тебя всё ещё впереди, и скажи спасибо, что хоть до двадцати дожила - всё равно страшно, страшно, и смерть с каждым шагом всё ближе. Я боюсь не смерти - я боюсь того момента перед смертью, когда оглянусь назад и пойму, что всё было напрасно.
Другие идут вперёд, рисуют, пишут стихи, поют песни, а я стою на дороге, грязной, размытой, и лужи блестят сквозь туман, и звёзды молчат, затянутые багрово-жёлтой мглой, и я не могу сдвинуться с места. А город смотрит в глаза, у него страшные глаза. Да, это снова сон, и я снова проснусь в слезах.

А ребёнок во мне - робкий, отрешённый, мечтательный - снова шепчет: "Вот бы постранствовать по лесам!" И я воодушевляюсь: да, да, надо побродить по осеннему лесу, и не час, не два, а хотя бы несколько дней, потом и умереть можно. Ничего с собой не возьму, даже спичек - зачем мне огонь, он только привлечёт незванных гостей, а мне никто сейчас не нужен. Спать не буду - зачем? Буду смотреть в небо и ждать, когда же в разрыве между облаками проглянет хотя бы одна, самая тусклая звёздочка.
Под дождём и снегом - как же рано в этом году начал падать снег - вдоль ручьёв, по листьям, по скользкой грязи, по болотам и трясинам, дальше и дальше. Промочить ноги, замёрзнуть, проголодаться, устать до полусмерти, но идти, идти...

Мир - таинственное место, и хочется долго-долго бродить по нему, исследовать его, искать - непонятно, что.
...А по жизни я - сталкер. Хожу по всяким непонятным местам, ищу что-то - ключи от счастья? Мечтаю, что однажды кто-нибудь пойдёт за мной, и я буду бродить не просто так - буду помогать другим людям, буду вести их через эту таинственную Зону, чтобы они могли что-то понять для себя, перешагнуть какой-то рубеж. Но это - потом, сейчас я сама пытаюсь переползти через свой рубеж, и мне так плохо, так страшно - кто бы руку протянул, кто бы помог... Нет, не надо, я справлюсь, перейду.
Может быть. Может быть. Нет, не могу. Давно мне не было так плохо, ребята.

Это бездна. Дальше идти некуда. Это обрыв. Молюсь только: "Господи, что бы ни случилось, не отпускай меня". Деревья отражаются в пруду, и утка, стремительно опускаясь на воду, бороздит лапками поверхность пруда, а другая утка вскидывает голову и трясёт крыльями так, что брызги летят во все стороны. Небо - светлое-светлое, и я шепчу: "Знаю, что ничего не знаю". Мир бесконечно сложен, бесконечно разноообразен, мне его не постичь. Это бездна. Это обрыв.

"Просто иди вперёд".

@настроение: Какой печаль мне ковыряет грудь?(с)

@темы: колокольчики головного мозга

Творческая лаборатория

главная